ОХОТА НА КОЗЯВОК

 

7 декабря 2014 года

Киев

Статус: он сказал — поехали!

Настроение: больше оргазмов — весёлых и разных

За окном: -7°С, тополя в пушистом инеи 

 

ИЗ СЕРИИ «ВОСКРЕСНЫЕ ДИАЛОГИ»

 

Если суббота, как уже было замечено, день хозяйственный и практический, день приведения в порядок и преобразования свалившихся на голову фактов жизни, то воскресенье – время планов, время помыслов, день, зовущий к приключениям духа в мире идей.

И вот, Ясочка и Фантобус восседают за кухонным столом, друг против друга, лицом к лицу. Она считает, что в такие минуты они с Фантобусом похожи на Пьера и Марию Кюри. Он же склонен воображать, что они с Ясочкой вылитые копии Робинзона с Пятницей.

Фантобус вообще всегда очень медленно ест. Черепаха быстрее сжуёт BubbleGum, нежели он одолеет тарелку манной каши. Поэтому Ясочка вполне уже пообедала, а он всё ещё двигает челюстями без всякой надежды успеть до того, как еда остынет.

Таким образом, он трапезничает, а она потягивает из кружки чаёк и молча на него поглядывает. Однако, Фантобус, даже не поднимая глаз от своей тарелки, чувствует, что она не просто глядит, а рассматривает его. Эту Ясочкину манеру он отметил ещё на первом их свидании. Сначала он нервничал, потом привык, но любопытство о природе этого свойства никогда не оставляла его. Сейчас, после трёх лет знакомства, он склоняется к выводу, что таким образом в Ясочке проявляется первобытная сущность женщины каменного века. В то время, как мужики гонялись за мамонтами, женщины охотились на козявок. Сто тысяч лет в таком режиме не остались без последствий. Вот и она, современная девушка с необъятным библиотечным кругозором, чисто машинально, под действием древних инстинктов, обозревает Фантобуса, будто сканером, подсознательно выискивая на нём какие-нибудь интересные мелочи жизни, вроде блошек или божьих коровок.

А может, он чудовищно не прав? Может быть, эта высококультурная фемина, сквозь призму своего художественного воображения, различает на нём райские цветы или какие-нибудь гениальные узоры?

Он понимает лицо от трапезы, их очи встречаются взглядами. Ясочкины глаза – хамелеоны, и редко бывает понятно, что они выражают. В них чуть зеленоватая серость холодных камушков. Они были бы, пожалуй, скучны, если бы не очки, покрывающие их миражами тончайших стёкол. За этими крупноформатными экранами глаза оживают и принимают подобие чутких рыбок в загадочной среде аквариума. Справедливости ради, надо отметить, что это не исключение, это не первый случай, когда очки преображают чьи-то невыразительные глаза, возвышают чью-то невзрачную внешность до уровня магистра кукольных и точных наук. Ну, и конечно, термины «невыразительность» и «невзрачность» к Ясочке неприменимы, и неприлепимы. В ней и без очков кое-что есть… ))).

 

Отобедав (а в этот раз подавали макароны с томатной подливкой из грибов), и вытерев клочком салфетки уголки повеселевшего рта, Фантобус не удержался от очередной нравоучительной ремарочки, тем более, что воскресенье как раз к такому и располагает. Изрёк буквально следующее:

«А известно ли тебе, моя лёгкая птица, что фондовая биржа, как историческое явление, есть перекрёсток надежд и страхов? Это верёвочный мостик от мудрой умеренности к самозабвенной жадности. Это качели, где по разные стороны балансируют незыблемая вера и глухие тупики отчаяния. Идейный фундамент у Биржи – самый что ни на есть материальный, хозяйственно-практический, рациональный до унылой оскомины. Однако правят ею, оседлали её, именно духовные сущности – вот, эти, которые мною перечислены. Без них Биржа мертва, словно Чёртово Колесо без романтичных зевак, желающих вознестись над масштабом повседневности и остро почувствовать под собою пустоту. К чему я всё это говорю? Я плавно подвожу тебя к пониманию, что Биржа, будучи экономическим, чисто прикладным изобретением, ничего материального, как ни странно, в мир не привносит. Ничего, ни одной новой молекулы! Если так, то особенно интересным становится вопрос – откуда же у биржевых торговцев берутся их прибыли? Из чего прирастают и складываются крупные, а иной раз, просто гигантские состояния? Отвечаю искренне и просто: если торгуя на Бирже, ты остался в плюсе, ты заработал — это значит, что эти деньги ты отобрал у другого торговца. Больше им взяться неоткуда. Ты не созидаешь терпением и талантом что-нибудь полезное для людей, за что тебе могли бы уплатить. Ты ничего не создаёшь, кроме дополнительного ажиотажа. Ты просто отбираешь у кого-то деньги. И не суть важно – у кого именно. Может, у такого же «джентльмена в поисках десятки», как ты сам. А может, у какого-то вальяжного инвест-фонда с лицом лопоухого управляющего, или у злого, ловкого банкира. Главное – ты отбираешь, ты пиратствуешь, ты делаешь кого-то беднее, ты грабишь чью-то кассу… Итак, красная девица, хорошо ли тебе соучаствовать со мною в таком людоедском промысле, в таком вот мягком, респектабельном гоп-стопе?».

Истратив ленту красноречия, Фантобус приготовился насладиться моральной рефлексией Ясочки, её этическими судорогами. Та, в ответ на поставленный вопрос, заморгала, глаза её за стёклышками увлажнились, подали признаки углублённого самоанализа и даже какого-то милосердия, а потом вдруг замерли и уставились на Фантобуса прицельно, снайперским образом. До неё дошло, она справедливо допустила это, что он к ней задирается. Натрескался – и давай за косичку дёргать! Что ж, это удобный повод перейти к воскресному подведению итогов.

Ясочка: Это ужасно! Это чудовищно! Это антигуманно! Это бочка напалма! Это почти геноцид!

Фантобус: Стало быть, когда я в очередной раз ограблю кого-то тебе на шоколадку, она, эта шоколадина, не полезет тебе в горло? И ты, с чувством глубокого гуманизма и тревоги за всё ограбленное человечество, отринешь её? Выбросишь, не надкусывая?

Ясочка: Полезет! Грабь! Не отрину! Надкушу!

Фантобус: Стало быть, соучастие в грабеже больше не становится тебе поперёк...?

Ясочка: Не-а! Исключительно вдоль! Будем как Бонни и Клайд! Станем последними легендами Киевской Руси. Издадим посмертные мемуары на всех заборах Дарницы...

Фантобус: Эка, тебя, детка, развезло-то! Ещё нет никакого шоколада, а в тебе уже закопошились демоны, полезли на аромат «Короны», щекочущий им ноздри. Не знал, что в тебе столько камня и стали! Не думал, что преступная деятельность так возбуждает тебя!

Ясочка: А ты не провоцируй, не буди! Женская сексуальная агрессия цивилизации сметает! А ты мне тут...

Фантобус: Да ты – Клеопатра! Ye gods and little fishes!...

Ясочка: Послушайте, достопочтимый Марк Антоний, жующий макароны вприглядку! Вы мне лучше скажите на честном русском языке – что у вас на душе? Каким видится близкое будущее с высоты вашего полёта? И стОит ли оно драгоценных наших надежд?

 

Вопрос, понятное дело, был о Бирже, и обращён был к великому смыслу ежедневной торговли, в которую они ввязались. Фантобус согласился – хорош дурачиться, пора внести ясность, мобилизующую на подвиги. Положив на стол форматный лист бумаги, и вооружившись хорошо отточенным карандашом, Фантобус озвучил свою доктрину, сопровождая его наглядными зарисовками от собственной руки.

 

«Рискую показаться нескромным, уж извини! Тем не менее, с чувством осторожного воодушевления могу тебе сообщить: как мне кажется, я понял то, чего не понял наш Юрчило, со всем его стажем и катастрофическим опытом. Раньше я часто думал на все эти темы и очень много читал. Но осенило меня буквально за эти три дня, пока я своими глазами наблюдал, как дышит Биржа. Так вот! В средний, спокойный день, когда нет ажиотажных событий, Биржа колеблется в диапазоне от «минус полтора» до «плюс полтора» процентов. Итого, диапазон ежедневных колебаний составляет три процента. Как ты считаешь – сложно ли заработать полпроцента, когда у тебя ценовой зазор в обе стороны в шесть раз больше? И я тебе отвечу: полпроцента заработает кто угодно, хоть слепой, потому что даже теория вероятности будет на его стороне. Идём дальше. Имея на торговом счёте свои десять тысяч, мы имеем возможность пользоваться брокерским кредитом, или как это зовётся, «кредитным плечом». У нашего брокера оно двойное. То есть, кроме нашей суммы в нашем распоряжении ещё две таких суммы, и в общей сложности мы можем торговать на сумму тридцать тысяч. Полпроцента от этой суммы – это полтора процента на наш собственный капитал. То есть, вшивые, занюханные сто пятьдесят гривен в день – это то, что просто само просится в руки, просто по раскладу обстоятельств, а не благодаря тактической гениальности. Разумеется, в оживлённые дни диапазон рынка расширяется раза в два, и более. Но мы люди скромные, исходим возможностей, предоставляемых нам рутинной статистикой. А теперь решительно переходим к главному! Я посчитал, что зарабатывая, как курочка по зёрнышку, один процент в день, заметь – даже не полтора, а только один! – ровно через год наша десятка выльется в пятьдесят. В дальнейшем, процесс продолжится с аналогичным темпом, за год упятеряя капитал. По итогу третьего года торговли у нас будет миллион двести пятьдесят, а по итогу пятилетки уже тридцать один миллион с длинным хвостом! Ну, тебя устраивают такие перспективы? А теперь, если хочешь, возьми калькулятор, и попробуй меня опровергнуть… Я кончил!».

 

Ясочка (влюблено качая головой): Вот за что я тебя обожаю, так это за твои планы. Инженер Гарин – брат тебе по разуму… Знаешь, выглядит простенько, доходчиво, подкупает детской незатейливостью… В чём здесь подвох, я понять сразу не берусь. Это надо осмыслить.

Фантобус (самодовольно потирая руки): Скажи – разве я не гениален?

Ясочка: Если предположить, что твоя доктрина верна, то Бедный наш Ёрик к сегодняшнему дню должен был заработать под тридцать миллионов долларов? У меня мозг сопротивляется этому верить!

Фантобус (грустно вздыхая): Увы, наш Юрчило двинул вперёд слишком борзо, решил кушать эту жизнь сразу большими кусками, не дожёвывая. Наверное, он слишком быстро кушает за обедом. А вот я кушаю медленно, у меня другой опыт жизни и другой психотип. Хотя, знаешь, кыця, если бы не Юрчило с его наглядным и грустным примером, я сам мог быть сейчас точно таким же ковбоем, воображающим о себе не весть что. Хороший он человек, полезный! Пусть он занимается сейчас насекомыми Украины. И мы, следуя его примеру, тоже приземлимся до безобразия – займёмся собирательством биржевых козявок. Уверен – ты, на своём душевном уровне, меня поддержишь. Козявки, гроб на колёсиках уже едет за вами!...

 

Этот диалог на какое-то время подвесил на кухне затишье обоюдных глубокомысленных размышлений. Потом, заварили нового чаю, оживились и приняли согласованное решение о дальнейшем порядке ведения своего бложика. Так сказать, постановили, что в дальнейшем борт-журнал «Счастливой Щуки» станет выглядеть исходя из таких правил и нововведений:

1. Цифры, комментарии и лирика – всему найдётся свой раздел, чтобы любой посетитель мог сразу любопытствовать то, что ему по душе, не мучаясь пережёвыванием всей массы букв. Винегрета больше не будет.

2. Оба сочинителя получают свою авторскую рубрику. Ясочка – «ОРГАЗМЫ ДНЯ» — про всячину, которая отозвалась в ранимой душе автора. Фантобус – «СКУЧНЫМИ БУКВАМИ» — о своём, биржевом, о чугунном и латунном. За всё остальное, вне этих рубрик, ответственность по-прежнему несёт весь союз писателей, поголовно и солидарно.

3. Ежедневный раздел о развитии нашего биржевого проекта получит название «НАША ХРЮШКА». Не пугайтесь! Это всего лишь игра с образом керамической копилки. В сущности, любая попытка заработать денег – это танго с копилкой, или хоровод вокруг неё. В зависимости от темперамента.

 

До свидания! Здесь были МЫ –

Ваши ya& fa

---------------------------------------------------------------

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (2)

вот так бывает… это судьба)))

ура!!!

Саша, это не случайно          А мы думали — это тупо чисто подростковый тинейдж-блог…  

(ФантобуS, 2014)

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Ясочка & Фантобус
Ясочка & Фантобус
Было на сайте 31 января 2018 года в 15:38
yafantobus@list.ru
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 3 Мои друзья